raskaz.sloweb.ru


sergeyelkin

"sergeyelkin"
Сортировать: по оценкам | по дате



26.03.17 неправильно [0] правильно
sergeyelkin

-          Список партий, которые вы исполнили на сцене Мариинки, впечатляет, особенно учитывая вашу молодость. К тем, которые вы перечислили, добавлю Татьяну в “Онегине”, Купаву в “Снегурочке”, Полину в “Игроке”...
-          Когда я начала готовить партию Баттерфляй, меня все пугали: “Что ты делаешь, маститые сорокалетние певицы боятся петь эту партию”. Мирелла Френи называла эту партию “киллером для сопрано”. Мадам Баттерфляй - действительно убийственно трудная партия. Но я хотела доказать самой себе и людям, которые верили в меня, что я смогу. А в меня верили Лариса Гергиева и сам Гергиев.
-          Чего только у нас не говорят. На самом деле, все зависит от человека, от его вокальной и физической формы, от потенциальных возможностей голоса. Для кого-то эта партия станет “киллером”, а для кого-то останется просто обычной партией, в ряду многих других. У меня было то же самое с Отелло. Только я начал учить эту партию, мне стали говорить, что мне осталось петь три месяца. А я Отелло двадцать лет пою... Так что все индивидуально.
На некоторое время Наталия вышла в другую комнату, а я попросил Владимира Галузина рассказать, чем голос певицы Тимченко отличается от других сопрановых голосов.
-          У нее очень красивый тембр голоса. Как будто душа поет… У Наташи большой диапазон, многообразная музыкальная палитра, она поет и Чайковского, и Пуччини, и белькантовый репертуар... Наташа - прекрасная актриса. Она не просто поет уникальные по сложности партии, а проживает жизнь своих героинь. Актерское искусство - то, что я больше всего ценю в партнерах по сцене.
-          Для певца самое главное - репетиционный процесс. А в таких театрах, как Мариинка, где каждый день - новый спектакль, больше трех дней репетиции не идут. Только приступил к роли, а тебя уже “сырым” бросают на сцену. У меня была гениальная возможность - в Мариинском театре я готовил Отелло полтора месяца. Если бы я ввелся в эту роль за три дня, я сломал бы себе шею.
-          Точно так же я готовила Баттерфляй. Тоже полтора месяца. А в Лизу “влетела” за три дня и сразу в Кеннеди-центр в Вашингтон.
-          Когда я начинала учиться, мой голос не могли определить. У меня не было хорошего верха, но от природы был очень богатый, красивый, бархатный низ. Все думали, что я - меццо-сопрано. Потом по техническим особенностям голоса определили, что я не меццо. Переходные ноты у меня были, как у сопрано. Самый нижний грудной регистр не может показать, какой у тебя голос. Это может показать середина и верхние ноты. Голос определяется по окраске и насыщению. У меццо-сопрано голос более насыщенный.
-          Мне Володя много раз для концертов предлагал сделать арии Кармен “Сигидилью” и “Хабанеру”. Надо подумать, это интересная мысль. Игровые, зажигательные арии - как раз для меня. Но пока я еще не перепела столько красивых арий для сопрано! Я еще молодая, время есть.
-          Все вместе. Читаю материалы об истории оперы, о стиле, об эпохе, о том, что люди носили, для того, чтобы донести до зрителя, до слушателя все то, что хотел сказать автор.

источник